Aerojam

 
 

Музыка с характером. Интервью с А.Григоряном июнь 2004

Ну как же «Молодежка» может оставить своих читателей без эксклюзива? Правильно, никак. А посему предлагаем вам эксклюзивное интервью с Арменом ГРИГОРЯНОМ, лидером группы «Крематорий». Наслаждайтесь!

- Сначала о музыке. Рок появился как протест тоталитарному режиму. Что есть рок сейчас, когда кругом говорят о демократии?
— Я считаю, что рок, который появился как протест, действительно умер. Но осталась та часть музыки, которая отошла от социальщины и политики и создала что-то свое. В частности, стиль, по которому ее стали узнавать. Выжили те, кто написал песни – не однодневки.

- Самое приятное и неприятное в гастролях…
— Неприятного в гастролях просто не может быть! Любая группа, каждый музыкант должен развиваться. И в этом, прежде всего, помогают гастроли. Они дают новые впечатления, из которых потом рождаются песни.

- Продолжается ли практика поиска реальных прототипов для новых песен, или все «герои» по-следних лет – исключительно плод Вашего воображения?
— Да, она существует. Этот эксперимент зашел слишком далеко. Мы уже давно не та группа, образ жизни которой связан с работой.

- Коли прототипы есть, откуда они берутся?
— Есть даже не прототипы, а характерные люди. В музыке самое главное – достичь образности. А из ярких черт характера как раз и складывается образ.

- Армен Сергеевич, а что Вы больше всего цените в людях и каким своим качеством человек может Вас оттолкнуть?
— Больше всего я ценю порядочность. А раздражают меня, соответственно, всякие проявления непорядочности, не люблю!

- Что Вас не устраивает в себе?
— Некое проявление авторитаризма, которое иногда мне присуще. Я всю жизнь пытаюсь совместить это с монархией.

- Может ли человек себя изменить, и что для этого нужно?
— Если это мужчина, он подвержен изменениям лишь в том случае, если с ним рядом женщина. И наоборот. Я встречался даже с ситуацией, когда порядочный мужчина без женщины превращался непонятно во что. Так что «шерше ля фам!».

- Ваш любимый вопрос от журналистов и вопрос, который уже достал…
— И в том, и в другом случае: «Так почему же Ваша группа называется „Крематорий“?»

- А как Вы вообще относитесь к такого рода фестивалям, как наш, когда сначала выступает молодая поросль, а затем на сцену выходят мэтры?
— Я думаю, публика все-таки устает. Лучше перейти к мировой практике разогрева из двух-трех команд.

- Что скажете в адрес местных молодых музыкантов?
— Серьезно, мне понравились две команды: «Гримбл» и «Озеро эльфов».

- Ребята наверняка просят Вас послушать их песни…
— По стране, действительно, есть группы, песни которых цепляют. Я понимаю, что должен как-то помочь им, но не имею такой возможности. Да, я могу отнести их диски на радиостанции, которые играют рок (а таких, к сожалению, очень мало). Но там эти песни, скорее всего, никто даже слушать не будет. А другого выхода я не вижу. Это оттого, что у нас очень порочная машина шоу-бизнеса. Я надеюсь, что когда-нибудь снова наступит то время, когда группа, не уезжая из города, сможет заявить о себе. Как некогда случилось с «Нирваной» в Сиэтле.

- Что скажете людям, которые рвутся в звезды?
— Если музыкант верит в себя и не слушает никаких скептиков, если у него есть идеалистические планы, рано или поздно они воплотятся в жизнь. Я как давний булгаковец считаю, что ничего ни у кого просить не надо. Если суждено, значит, придет само.

Екатерина ЛИЗУНОВА.



 

Слушайте в @AppleMusic: Крематорий
 

CREM RECORDS