Aerojam

 
 

Сайт «Фонд независимого радиовещания», раздел «Статьи»

Армен Григорян: На сегодняшний день группа состоит из 5 музыкантов: барабанщик Андрей Сараев, бас-гитара Сергей Третьяков, скрипка и фоно Вячеслав Бухаров, Андрей Мурашов играет на гитаре и я — тоже на гитаре и являюсь автором большинства песен группы «Крематорий». Соответственно, больше всего страдаю я.

Корр.: А от первоначального сегодняшний состав сильно отличается?

Конечно. Начиналась-то группа как мероприятие друзей-собутыльников. Потом уже все переросло в профессиональную группу: все, кто играет сейчас в «Крематории» являются профессиональными музыкантами и зарабатывают на жизнь только музыкой. Но прежде, чем это случилось, 30 человек переиграло. Эта пятерка прошла через «частое сито», но зато мы уже 10 лет как вместе. Мы даже можем себе позволить существовать автономно, поскольку у нас есть уже совместная недвижимость в Москве — «Крематорский дом с трубой». Мы купили себе здание после того, как в 97 году с альбомом «Ботаника» объездили порядка 80 городов. У нас сейчас там находится музей, штаб-квартира, «посиделочная» и репетиционная база.

А жить там всем вместе нельзя?

Ты знаешь, мы так устаем друг от друга на гастролях, что иногда надо разбегаться, чтобы потом с возникшим желанием встречаться.

В течение многих лет концепция у группы оставалась неизменной. Ты подбираешь людей под нее или каждый пытается проникнуться этой концепцией в процессе работы?

Раньше, когда возникала идея какого-нибудь альбома, на него набирался новый состав. Существовала как бы система вампиризма. Потому, что приходили люди, отдавали свой опыт и «умирали», иначе на следующем альбоме уже появлялись штампы, плагиат и так далее. Найти музыкантов, которые могли бы трансформироваться внутри себя, было очень сложно. Но, в итоге, получилось. В сегодняшнем составе нам всегда удается сохранить стержень. А вот что касается аранжировок, то тут мы разлетаемся. У нас даже бывает несколько аранжировок на одну песню, из которых потом очень сложно, кстати, выбирать. Но в этом есть прелесть. Самое главное, что люди пытаются пропустить музыку через себя и выдать новый материал.

В моем восприятии вы этакие «экзистенциальные чернушники». А кем вы сами себя считаете?

Ну некоторая доля цинизма, конечно, существует, но это — в определенной степени отображение того общества, в котором мы живем. Мы старались всегда от этого общества абстрагироваться, жить своей жизнью, в которой существуют правила и нравственные устои, соответствующие взглядам порядочного человека. Поэтому «Крематорий» — это больше закрытое мероприятие, хотя «живя в обществе, мы не можем быть свободны от общества» и нам приходится общаться. При этом почти всегда возникают эксцессы. Очень сложно общаться в шоу-бизнесе, потому, что никаких правил не существует. Как я понимаю, весь этот бизнес в нашей стране построен на принципе: «Кто первый украл, скрылся и его не нашли, тот хороший шоу-бизнесмен». Вот и приходится сопротивляться.

А нет ли в поддержании на протяжении многих лет пусть и здорового, но все же цинизма чего-то искусственного?

Мне кажется, что цинизм необходим любому человеку. Это в какой-то степени самооценка, и она должна быть на должном уровне. Нивелироваться, превращаться в общий «толпизм» дико не хочется. А мы хотели создать общество и надеюсь, что нам это удалось. У нас на сайте www.crematorium.ru есть «всемирное общество друзей кремации» со своим уставом и манифестом. Мы предлагаем людям: «Если вы согласны с уставом, вы можете вступить в это общество»

Что значит «вступить в общество»?

Все очень просто. Если человек согласен, он пишет свою фамилию в «Книгу живых и мертвых» и начинает полноценно жить нашей жизнью. Мы, например, сообщаем новости, которые у нас там происходят.

Но это виртуальное общение, а в реальной жизни, что он имеет, вступив в общество «живых и мертвых»?

Ты знаешь, виртуальное общение — это хорошо. Как только появился Интернет, у нас исчезли многие проблемы. До этого были разные фан-клубы, и на сто процентов все эти мероприятия заканчивались тем, что появлялся беглый кассир, и фан-клубы прекращали свое существование. Теперь этого нет!

Но люди все равно рвутся к непосредственному общению?

Не все, хотя, как правило после концертов мы стараемся раздать автографы всем желающим и перекинуться словами. Но общаться со всеми близко — это, конечно, сложно. Если мы начнем со всеми общаться, то мы сопьемся очень быстро.

А вообще существует какой-нибудь ценз для допуска «к телу» — и твоему и остальной группы?

Конечно. Люди разделяются на бесцеремонных дураков и не таких. Может быть и наши жизненные устои кому-то не нравятся, но мы стараемся не допускать близко людей, по нашему мнению непорядочных и неприличных. Даже стараемся от них избавиться как можно быстрее и забыть навсегда.

Из твоих слов понятно, что у вас есть общая точка зрения на окружающих, а это, в первую очередь, характерно для людей, которые дружат. Так вы друзья?

Это все равно, что спросить у космонавтов, которые отправляются в полет, друзья они или коллеги. Мы — психологически совместимые люди. Дружба здесь вторична. А в первую очередь — это профессионализм. Но мы уже играли с друзьями и товарищами и поняли, что в группе, если она хочет жить долго, должны быть профессионалы первого уровня.

А теперь пару слов о новом альбоме.

Новый альбом писался мучительно долго — 2 года, но сейчас он, наконец-то, сведен. 1-го марта состоится презентация в Москве, 2-го мы улетаем в Америку, и 3-го числа у нас начинаются гастроли в поддержку этого альбома на Восточном побережье. Помимо всего появится несколько клипов. На сегодняшний день готов клип на песню «2001 год».

Но она же не из нового альбома?

Да, но римейк этой песни входит наш новый альбом «Три источника». После этого у нас выйдет сборник «Главные песни». Мы таким образом хотим поставить точку в существовании группы в 20 веке и пойти дальше, отбросив воспоминания о прошлом. Мы все довольны этой работой. Нашей задачей было сделать новый альбом хотя бы среднеевропейского или среднеамериканского уровня, не только по игре и по музыке, но и по качеству записи.

«Три источника» отличаются принципиально от предыдущих альбомов?

Мы сделали все, чтобы он был не совсем похож на все, что мы делали до сих пор. А ты понимаешь, что если группа существует долго, то это все сделать гораздо сложнее. С этим связаны и пауза и попытка переменить самого себя. Но зато есть уже задумка для нового альбома.


Источник: www.fnr.ru



 

Слушайте в @AppleMusic: Крематорий