Aerojam

 
 

Видеоклипы КРЕМАТОРИЯ Маргарита Пушкина 27.03.2003

«В пространстве шел ветер с юга, неся из Франции, Италии, Испании житейский мусор и запах городов, остатки взволнованного шума, обрывающийся голос человека…», – писал странный писатель Андрей Платонов в печальном антифашистском рассказе «Мусорный ветер».

В первом клипе в истории группы никакого юга и пения влажных цветов на берегу Средиземного моря не было. Была русская метель, паровоз, фигура человека в шинели, который как бы олицетворял собою именно Платонова. По замыслу режиссеров, разумеется, при поддержке Армена Сергеича, – не похожий ни на кого в своем творчестве писатель служил вроде бы на железной дороге.

Впервые тогда еще молодой и падкий на эксперименты дуэт телевизионщиков «Комаров-Маматов» услышал песню «Мусорный ветер» во время телемоста «Питер-Москва». Они активно снимали программу «Музыкальный лифт» и пропихивали туда все мало-мальски передовое и необычное. Шуму от программы было много, хотя показывали ее лишь по Московскому каналу. Эпоха была такая: шумная, переполненная жаркими дебатами о судьбах мира, страны, каждого в отдельности. Ветер перемен, понимаете ли, уже виделся идеалистам всех мастей освободительным шквалом.

«Все! Снимаем! Показываем! Без разговоров!» – постановил дуэт. Центральным моментом съемок стал трюк с горящими руками. Пожертвовать конечностями ради высокого рок-искусства согласился старый приятель Григоряна по имени Джон, по фамилии ДавыдОв (ударение желательно ставить на последний слог), который на данном этапе истории волнует умы музыкантов своей способностью относительно благополучно падать с 7-го этажа жилых зданий. Руки Джону намазали сначала мылом, потом керосином… Стоило поднести спичку, как они вспыхивали ярким пламенем. Говорят, человек не чувствует боли целых 15 секунд. Никаких ожогов. Зато потом… На «потом» никто из съемочной группы не рассчитывал.

И вот писатель (он же Джон) склоняется над костром… Огонь лижет руки… Писатель (все тот же Джон) поднимает руки вверх. Кадры должны символизировать внутренний, душевный, пожар. А уже потом начинает рушиться мир внешний… И вся середина клипа заполняется соответствующим ассоциативным рядом, так называемой «нарезкой» из фильмов «MAD MAX I» и «Лики смерти».

Снять эпизод с горящими руками, которому позавидовал бы сам покойный ныне Кастанеда, с первого дубля не получилось – их подожгли слишком рано, не успели включить кинокамеру. 2-й дубль также не удался – камеру включили слишком рано, а руки подожгли слишком поздно. На третьем дубле горящая смесь потекла Джону в рукав – доброволец получил ожог 2-й степени. Но сцена была снята. Паровоз, возникающий из снежной мглы, был позаимствован в депо Белорусского вокзала.

Монтировали материал всю ночь в телецентре Останкино, то и дело удаляясь за приборную доску, за которой был хитроумно организован бар. Кое-какие кадры из «нарезки» убирали, решив снизить накал жестокости в клипе. Оставили, как символическое, самосожжение буддийского монаха, но вырезали сцену расстрела.

Результат совместного режиссерско-музыкантского труда обещал стать сенсацией. В те времена гулял по телевидению пресловутый список запрещенных к упоминанию (и тем более, к показу) зарубежных и наших, советских групп. Естественно, в этом списке, авторство которого легендой приписывалось руководству Единого Научно-Методического Центра (который – о хитрые времена! О нравы! – родил в столице небезызвестную Рок-лабораторию), значился и КРЕМАТОРИЙ.

И вот за день до показа клипа звонит Андрей Комаров и дрожащим голосом говорит: «Название группы не проходит…». Якобы бдительный партийный деятель Егор Кузьмич Лигачев, курирующий телевидение ( и заодно борющийся с зеленым змием во всех его видах и проявлениях), красным карандашом подчеркнул крамольное название и нахмурил брови.

Но ведь КРЕМАТОРИЙ не какой-нибудь виноградник в Алазанской долине, топором его не вырубишь! Название быстро сократили до многозначительного «КРЕМ…», и триумфальная премьера на ТВ состоялась.

Вот несколько результатов съемок и показа клипа «Мусорный ветер»:

  • группа получила на руки один из самых удачных клипов на одну из самых удачных своих песен. Пожалуй, несмотря на всю немудренность режиссерского замысла и монтажа, ни в одном другом произведении так точно не улавливается настроение песни;
  • к группе надолго приклеилось кондитерское название КРЕМ, маскирующее истинную пугающую обывателя вывеску общества друзей кремации, и начались гастроли!
  • В творчестве наших клипмейкеров началась разработка «паровозной» темы. Продолжение она получила в известном клипе группы АКВАРИУМ «Наш поезд в огне». Использовал ли Б.Г. тот же самый паровоз, что и КРЕМАТОРИЙ, пока остается загадкой.

МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА и ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

(режиссер В.Логунов, 1994 год)

Время когда-нибудь окончательно рассудит, каким моментом в истории группы была встреча КРЕМАТОРИЯ с режиссером В. Логуновым: положительным или отрицательным. Сам режиссер внешне мало был похож на человека искусства: ни тебе бороды, ни трубки, ни длинных волос, ни орлиной самоуверенности. По свидетельствам очевидцев процессом рулил оператор, дядька настырный и горластый.

Фильм назывался «Тацу» и снимался на деньги блеклых маловыразительных англичан, работавших под вывеской «Storm International». Бурей или штормом и не пахло, интернационализм присутствовал – видимо, режиссеру и сочувствующим ему товарищам удалось убедить англичан в гениальности сценария, съемочной группы и стопроцентного попадания в победители какого-нибудь международного конкурса так называемого «независимого» кино.

КРЕМАТОРИЙ снимался в полном составе, солировал Бухаров. Деньги за работу не просили – расплачиваться за участие в «Тацу» с популярной группой собирались, смонтировав Григоряну из отснятого материала 2 клипа. Так родилось два монстрика: «Маленькая девочка» и «Последний шанс». Показанная на второй секунде «Девочки» во весь экран голая правая грудь героини перечеркнула психоделичность и очарование крематорской нетленки. Образно говоря, дядя-садист выковырял девочке со взглядом волчицы ее мистические глазки. И поглощение дыма марихуаны в огромных количествах не помогло.

«Хотелось чего-нибудь в духе Эдгара По, – говорит сегодня Григорян, почесывая затылок, – этакого падения дома Эшеров… Но пришлось брать того щенка-уродца, который родился». «Щенка» в случае с «Последним шансом» скрестили с концертными съемками. От этого легче бобику не стало. Бобик впал в кому. Клипы обречены исключительно на домашний просмотр домочадцами музыкантов после ухода последних на пенсию. А «независимое» кино прекрасно чувствует себя без «Тацу».

Периодически в маленьких клубах Москвы объявляются просмотры этого удивительно невразумительного фильма и встреча со снимавшимися в нем музыкантами. Сами музыканты узнают о таких мероприятиях много дней (а то и лет) спустя после указанного срока.

БЕЛЫЕ СТОЛБЫ

(сценарий А.Григоряна и Алексея «Кондратия» Кондратьева, 1995 год)

Весьма удачный клип на хитовую песню КРЕМАТОРИЯ. Был снят благодаря Алексею Кондратьеву, тому самому Кондратию, который, если и уйдет, то обязательно «снова вернется».

В момент съемок Алексей работал в компании «Олби» и имел доступ к компьютерам последних моделей. Это позволило сделать забавную, концептуальную анимацию песенного повествования о временном пространстве, в котором живет человек. 1-й период – когда вырастают и распускаются цветы. 2-й – когда появляется ряд электрических столбов, по проводам бежит ток, жизнь бьет ключом. 3-й – когда паровозик бытия, пыхтя и сопя, уезжает в заоблачные дали.

Первый показ клипа был прерван на том месте, где столбы превращаются в кресты – местные православные ортодоксы недовольно поморщились и передернули плечами. Однако несколько позже благоразумие взяло вверх, и «Столбы» неоднократно вырастали на телеэкранах.

По сюжету обыгрывается сразу несколько значений названия. Первое – просто белые, придорожные столбы, столбы-кресты. Второе – название самого известного в истории заведения для психов (комплекс Госфильмофонда не в счет, хотя и это тоже можно было бы обыграть!). Выражение лиц музыкантов вполне соответствует статусу свалившихся с Луны обитателей психбольницы – особенно хорош Сараев, мелькающий в окне, паровозик, ползающий туда-сюда по стене (между прочим, придумка Кондратия), Бухаров анфас. Здесь крематорский скрипач удивительно похож на американского актера Робина Уильямса, сыгравшего неадекватного бродяжку в культовом фильме «Король-Рыбак» Терри Гильяма.

«С клипом пришлось повозиться, – вспоминает Григорян, – даже при том, что в нашем распоряжении была самая передовая по тем временам техника, один мой поворот вокруг стены компьютер считал целую ночь…».

Клип настолько светел, что рекомендуется нами к многократному показу в программе «Спокойной ночи, малыши!» – уж больно дядьки в нем смешные и добрые, паровозик славный, да и цветочки опять же распускаются. Как в старые безобидные хипповые денечки…

БРАТ ВО ХРИСТЕ

(Курсовая работа студента ВГИК'а, его имя история в своих анналах не сохранила, 1995 г.)

Как произведение искусства клипмейкерства никакого интереса не представляет. Единственные интересные моменты: мужественное лицо Бухарова – свидетельство его способности сыграть нешуточного героя какой-нибудь III Мистической войны (название войны заимствованно у московской рок-н-ролльной легенды Умки) и картинка не апокалиптического солнечного затмения солнца в самом конце. Один из наглядных примеров, как клипмейкер может обесцветить неплохую песню.

ТАНГО НА ОБЛАКЕ

(Курсовая работа того же безымянного студента, тот же 1995 год)

Начинающий режиссер прошелся по хорошо вытоптанной дорожке – сделал нарезку, ибо, судя по всему, ничего лучше выдумать не мог. Возможно, пытался повторить подвиг с «Мусорным ветром» или страдал небогатой фантазией. Особенно раздражают показанные со всей натужной многозначительностью детские лица – много-много маленьких девочек, а потом – раз! – и такая вся из себя Ева срывает аппетитное яблоко сорта Джонатан с древа познания. Надо было бы все-таки сплясать несколько танговых па на картонном облаке в обнимку с каким-нибудь аппетитным аргентинским змеем. Искусителем, естественно.

Еще одна обесцвеченная песня. Еще одно доказательство излишней доверчивости А. Григоряна, надеющегося на чудо – вдруг студент и выстрелит! Да не тот студент попадается последнее время. Промахивается. Много фаст-фуда кушает.

2001 ГОД

(Режиссер Олег Митрофанов, 2000 год)

Задумывался как нечто эпохальное, мини-вариант бондарчуковско-толстовского «Войны и мира». Был написан захватывающий сценарий. Нагнали толпы всякого народа для участия в массовке. Идея была следующая: в рамках одной песни дать как бы отчет о прожитой в прошлом жизни. На сцене играл странный оркестр из представителей всех неформальных племен. Сам Григорян изображал хипаря и надо сказать, что длинноволосый паричок был ему очень даже к лицу. Сараев был панком, смахивающим на Гитлера, Бухаров – представителем советского ВИА и т. д. Короче, КРЕМАТОРИЙ с друзьями устроили Великий Бал у добряка Воланда, реально намереваясь с бычками войти в новый век.

«Зря на сцене мониторов нет, – рассуждал вслух Сергеич, – вы ж не видите, что снимаете, картинки-то нет!» «Не боись, – отвечали бойкие работники камер и софитов, – сделаем как в Голливуде!» В результате КРЕМАТОРИЙ получил на руки брак по свету, брак по операторской работе. Показывать эпохалку в таком виде решительно было нельзя…

В последний момент что-то подмонтировали, почистили, подставили, подсмотрели у Космос ТВ, но воплотить первоначальный замысел не удалось. Видеоряд идею не отражал… Вот тогда-то у КРЕМАТОРИЯ и возникла устойчивая аллергия на съемки клипов, от которой музыкантам удалось вылечиться всего один раз. Да и то на очень недолгий срок.

ПИНОККИО

(Режиссер В. Арапов, 1996 год)

Непревзойденный по разнузданности атмосферы во время съемок крематорский клип. 3 дня московский Киноцентр, что на Красной Пресне, трясло и лихорадило – все три дня съемок музыканты, сильно выпимши, резвились в свое удовольствие, пугая приглашенных в массовку нежных трогательных девочек.

Несмотря на испуг хрупкие создания, как по команде, являлись на площадку каждый день, в точно указанный срок и покорно выполняли все команды порядком одуревшего от музыкантского беспредела режиссера. Но и режиссер стоически терпел алкогольную анархию – видать, Сергеич на полную включил харизму…

Директор Киноцентра господин Ланцман предпочитал передвигаться по вверенному его заботам помещению с закрытыми глазами и заткнув уши. Ба-бах! То и дело раздались всякие шмяки и бряки: то с завидной нерегулярностью и частотой падали притащившиеся на съемки друзья крематорцев…

Брякался на декорации и гитарист Мурашов, шмякался на пол вслед за ним басист Третьяков. Хаос. Разруха. Рок-н-ролл в первозданном виде. А совсем сверху падала селитра с сахаром… Самым хитрым оказался, естественно, Григорян – прикрыл кудри шляпой, стало быть и волосы не слиплись, остальные долго потом отмывались. Третьяков до сих пор не может отчистить свой любимый контрабас от губительной сладкой корочки.

Удивительное дело – клип получился. Правда, вместо итальянского авантюриста Пиноккио там фигурирует вполне традиционный цирковой клоун, но девушки – фигУристы и хороши. Все многочисленные участники и участницы этого действа благодарно перечислены в аннотации к альбому «Гигантомания» Да и музыканты, несмотря на свои тогдашние подвиги, не подкачали. Все-таки многие хорошие штуки в искусстве делаются в состоянии… э-э-э… анестезии сознания, скажем так.

УБЕЖИЩЕ

(Режиссер Виталий «Муха» Мухамедзянов, 2000 год, Уфа)

Этого клипа могло бы и не быть, если бы не гастроли КРЕМАТОРИЯ в Уфе. Виталий Мухамедзянов, больше известный рок-сообществу как Муха, настолько впечатлился выступлением группы, что осуществил грандиозный виртуальный эксперимент. Вообще-то в воздухе витала идея «отклиповать» любимую народом «Катманду». Но, видимо, решили, что если кто-то изуродует «Убежище», будет не так жалко (хотя песня вполне крематорская, качественная).

Виталий создал компьютерные образы, ничуть не уступающие по колоритности фигурирующим в известной «Стене», про творения ГОРИЛЛАЗ мы уж не говорим. Особенно удался папаша-толстяк с карапузиком, ползающим по толстому брюху.

Группа не принимала участия в творческом процессе Мухи, не покидавшего пределы Уфы, и получила уже готовый клип. «Ура!» – закричал Григорян, а товарищи охотно подхватили победный вопль вождя племени черных шляп.

Пожалуй, «Убежище» – один из наиболее интересных фантазийных клипов, созданных нашими соотечественниками. Даже думать не хочется, что мог бы сотворить с видеорядом на эту песню какой-нибудь объевшийся биг-магами скучный студент. Одно непонятно – почему сей мухин шедевр не ротируется на телевидении с частотой клипа «Моя попытка номер 5» пышногрудой группы ВИА ГРА. На самом деле понятно, мы просто так шутим.

Лишь канал Дарьял ТВ запал на «Убежище», переименовал его почему-то в «Колыбельную» и показывал в свое удовольствие. На этом, похоже, тогдашняя демократия на канале закончилась – его то ли разогнали, то ли перекупили.

Резюме (в духе народов Востока): «Убежище» наравне с «Мусорным ветром» является натуральной жемчужиной в охраняемых историей запасниках КРЕМАТОРИЯ.

КАТМАНДУ

(Монтаж С. Возчиков, 2000 год)

На самом деле никакого Катманду нет. А есть нарезка концерта на фестивале «Крылья». Поэтому рассказывать о клипе нечего. Хотели спасти классную «Катманду» и сделали отменный клип на песню «Убежище», а потом взяли и придушили классную Катманду обычным монтажом… А ведь какой простор для фантазии! С этого момента у группы начался рецидив уже упоминавшейся нами болезни – аллергии на съемки клипов…


Маргарита Пушкина



 

Слушайте в @AppleMusic: Крематорий
 

CREM RECORDS