Омские каникулы «Крематория»

Обычно во время тура группа «Крематорий» не задерживается ни в одном городе и на сутки. В Омске знаменитые музыканты провели целых три дня! Перед вторым концертом лидер группы Армен Григорян нашел время на встречу с «ОтдохниОмск.ру».

В гримерке довольно прохладно, музыканты снуют туда-сюда – только что закончился саундчек, а в клуб «Кристалл» уже начинают заходить зрители, которые с нетерпением ждали этого вечера. Армен Григорян сидит на небольшом диванчике и пьет чай – для него это уже третьи сутки в нашем городе.

— Поделитесь, как прошел вчерашний концерт в ресторане «У Пушкина»?

— Вполне неплохо, мы довольны!

— Это чья была идея – по поводу двух концертов? Ваша, организаторов или совместная?

— Нам это предложили омские организаторы, но мы были только за. У нас ведь есть две готовые программы сейчас. Одна больше подходит для сидячей публики, для женщин с серьгами в ушах… Другая более молодежная, рок-н-ролльная – для того, чтобы потанцевать, попрыгать у сцены.

— А вам самому какая больше нравится?

— На самом деле, каждая имеет свою ценность, каждая интересна!

— Сегодня вы покажете в Омске новое шоу, «Превращение». Я слышала, что в нем даже актеры участвуют?

— Да, мы взяли с собой одного актера, который на протяжении концерта будет принимать разные образы. Он будет и ангелом, и безобразной Эльзой. Это даже не портретная галерея, а такой своеобразный музей мадам Тюссо. Может быть, сегодня состоится премьера нового образа – он в этом туре еще ни разу не становился мистером Тайсоном, но мы хотим попробовать!

— Как вам в Омске?

— Как вам сказать. Если бы гостиница, в которой мы остановились, не затеяла ремонт, было бы лучше. В девять утра звуки дрели – это чересчур. А ведь от комфорта проживания музыкантов напрямую зависит уровень концерта.

— Чем занимались в Омске все три дня?

— Город, к сожалению, я так и не успел толком посмотреть. Но я поиграл в покер, посетил один из банков… Встретился с человеком, который хочет купить две мои картины.

— Что за картины?

— Да так, мазня всякая! Но главное, что есть желание их приобрести. Мы встретились, все обсудили. Потом я прогулялся – наша гостиница почти за городом. Меня поразили дороги и утомленные лица людей. Еще сегодня такой туман над Омском!

kremat_2

— Как вы считаете, есть ли место в современном российском роке для протеста, как раньше?

— Мне кажется, время протеста уже прошло. Вообще рок-музыка становится все более похожей на поп-музыку – с той лишь разницей, что в поп-музыке много мальчиков, похожих на девочек, а в роке много девочек, похожих на мальчиков.

— А что же Noize MC, Шевчук? Они – не протест?

— Может быть… Но сейчас рассматривать того же Шевчука в качестве протестной личности я не могу. Существуют кланы. Кремлевский, православный, шевчуковский… За каждым кланом стоит какая-то сила, каждый протест сейчас продвигает чьи-то интересы. «Крематорий» никогда не имел отношения ни к одному клану. Мы обращаемся к конкретной личности. Нужно стараться самому сопротивляться тому отсутствию здравого смысла, который нас окружает. Наша задача – вести диалог с личностью, если такая, конечно, есть.

— В сюжетах ваших песен часто встречаются яркие персонажи. Вы говорили, что прототипы многих были встречены вами в жизни. А вот за этот тур встретили кого-нибудь такого? Кто вдохновил бы на новую песню!

— Раньше мы действительно очень много общались, у нас было много новых знакомств, часто появлялись люди, которые если не вдохновляли на новую песню, то хотя бы вызывали интерес. Можно было зацепиться за какую-то черту характера, сочинить одну строчку – а из этой строчки могла родиться и песня. Сейчас мы изменили образ жизни. Если раньше нас сопровождали и курение, и алкоголь, и достаточно большое количество женщин… То теперь на первый план вышла не попытка освещать личность, а алгоритм изменения этой личности. Как она подвержена мутациям, метаморфозам под воздействием различных внешних обстоятельств. Вот сегодня мы сыграем песню «Вервульф» – это как раз мое своеобразное исследование того, как приличные люди могут вдруг превращаться в убийц, насильников… В начале 21 века самым главным мне представляется вопрос изменения самого человека. Об этом и наша программа «Превращение». Это мы пытаемся и отразить в новом альбоме!

— О! Работа над ним уже началась?

— Да, новая программа – это хороший способ опробовать какие-то песни, идеи. Мы в этом шоу пытаемся как раз показать с помощью актера, как человек превращается то в одно существо, то совсем в другое. Такая театрализованная форма, надеюсь, заставит публику задуматься о том, что сейчас происходит вокруг. Хотя бы немного! Когда понимаешь, проще сопротивляться.

— Каким будет новый альбом?

— Ну, темы, которые в нем будут подниматься, я уже назвал… В плане музыки хочется сделать альбом непохожим на все предыдущие, и есть для этого все возможности. Новый состав группы, новая манера игры… Хочется пригласить для записи настоящих профессионалов, саундпродюсеров и аранжировщиков.

kremat_4

— Если вернуться к превращениям… Интернет – это ведь тоже место, где легко можно изменять себя, создавать даже несколько виртуальных личностей. Вы в Интернете много времени проводите?

— Нет, да и нет у меня времени на все эти «ВКонтакте», «Одноклассники»… Вот в покер я люблю играть в сети! Вообще, я только за то, чтобы азартные игры и казино ограничивали в распространении, но мне обидно, что под эту же косу попал и спортивный покер! Вот недавно мы были в одном городе – не буду называть, в каком, чтобы людей не подвести – и нас провели в подпольный покерный клуб. Вы представляете, сколько взяток они дают, раз могут существовать? Выходит, с такими запретами коррупция расцвела еще более пышным цветом! А я считаю, что ничего плохого в покере нет! Он учит думать, а в Интернете для игры в него порой и деньги не требуются.

— В конце ноября «Крематорий» отметит свой очередной день рождения, 26 лет группе, а у вас 24 ноября и вовсе юбилей, пятидесятилетие. Будете отмечать?

— День рождения группы отметим концертом, а вот свой я традиционно не отмечаю. Вообще, чем дальше, тем больше понимаю гениальную фразу Марка Твена: «Какая глупость отмечать приближение к собственной смерти». Вот четвертьвековой юбилей группы мы отмечали почти два года, к сожалению.

— Почему к сожалению?

— Ну знаете, все-таки надо уметь вовремя остановиться!

— Пятьдесят лет… С какими выводами приходите к таком рубежу?

— Самое смешное то, что я совсем не ощущаю, что мне уже пятьдесят. Помню, когда я прочитал книгу Фицджеральда «Последний магнат», мне пятидесятилетние люди казались почти стариками. А теперь я понимаю, что у меня есть силы, энергия… Не знаю, что происходит, мой организм не дает мне знать о приближении старости. Разве что мировоззрение поменялось. Недавно я сидел на пляже в Сан-Карлосе и смотрел на закат. И вдруг понял, что мне нравится быть в одиночестве или ограничивать пространство вокруг себя. А вот раньше мне просто жизненно необходима было многолюдие. Вот и вся разница!

Анна Атягина